Станислав Рахимов
Станислав Рахимов о том, чем грозит человечеству тотальная глобализация

«Обследования этиленопровода выявили недопустимые дефекты. А ТАИФ не принимает мер!»

20.03.2017, 17:49
«Обследования этиленопровода выявили недопустимые дефекты. А ТАИФ не принимает мер!»

Как Борис Петров пригрозил закрыть «трубу», отравляющую жизнь Салмачам, а Рустам Минниханов заступился за директора Порохового

«Если этого директора мы потеряем, то Пороховой завод будет под вопросом!» — поручился сегодня за Халила Гиниятова, допустившего три аварии за год, Рустам Минниханов. Глава Приволжского Ростехнадзора Борис Петров на итоговой коллегии при гостях из Москвы метал громы и молнии, отчитывая промышленных бонз за низкий уровень контроля и резонансные ЧП. О том, как это было, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Алексей Алешин планирует выступить с предложение внести изменение в УК РФ — о введении уголовной ответственности в случае, если на предприятии случаются повторные нарушения промышленной безопасности Фото: prav.tatarstan.ru

«65 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ — ЭТО МАЛАЯ ТОЛИКА КОМПЕНСАЦИИ...»

Сегодня в Кабмине РТ прошло расширенное совещание Приволжского управления Ростехнадзора по итогам работы в 2016 году, которое по традиции посетили президент РТ Рустам Минниханов и руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Алексей Алешин . В зал заседаний были приглашены и представители Чувашии и Марий Эл, которые также входят в зону контроля Приволжского управления. Но то ли число опасных объектов у них малочисленно, то ли происшествий маловато — но ни одному из «соседей» в итоге так и не дали взойти на трибуну, хотя в повестке дня значился доклад главного федерального инспектора по Марий Эл.

В начале заседания по традиции сам себе слово предоставил глава Приволжского Ростехнадзора Борис Петров . Он немного замешкался на своем месте в президиуме и Минниханов даже поторопил его, мол, «громче читай, Борис, мы уже готовы апплодировать». Наверняка, весь зал, в котором собрались если не первые, то вторые лица крупных предприятий, так же с нетерпением ждал доклада главного технадзорщика Приволжья, который славится своими разгромными выступлениями. И он, действительно, прогнал свою речь в темпе вальса, попутно ударяя по самым больным местам весьма богатых и влиятельных компаний республики — «ТАИФу», «Татнефти», «Транснефти-Прикамье», Казанскому пороховому заводу и другим.

«Взгляните на карту трех республик — нет ни одного муниципального образования, где бы ни функционировало опасное производство», — обозначил всеохватность своей работы Борис Петров.

«88 процентов от их общего количества (опасных предприятий) приходится на Татарстан, а три города Нижнекамск, Альметьевск и Казань концентрируют 43% всех опасных производственных объектов 1 и 2 классов опасности на территории Приволжского управления», — добавил он.

«Думаю, пояснять присутствующим здесь не надо, какую потенциальную опасность несут все эти объекты, если будут нарушаться требования промышленной и энергетической безопасности», — намекнул Петров.

Всего в 2016 году его ведомством было проведено более 60 тыс. проверок, из них больше 11 тыс. — в области промышленной и энергетической безопасности, выявлено порядка 45 тыс. нарушений.

«Это — предотвращенные потенциальные аварии, — заметил Петров, — В качестве превентивной меры, чтобы не допустить аварий и несчастных случаев, нами было приостановлено 73 опасных производственных объекта. И более 3 тысяч штрафов на сумму 65 миллионов рублей — это малая толика компенсации за те возможные последствия, которые могли бы произойти!».

В 2016 году на поднадзорной Борису Петрову территории произошло 17 аварий, в том числе 16 несчастных случаев, из которых — 9 со смертельным исходом, что больше, чем в 2015 году Фото: prav.tatarstan.ru

«НЕПРОХОЖДЕНИЕ ЛИЦЕНЗИОННОЙ ПРОВЕРКИ — ЭТО СЕРЬЕЗНЫЙ СИГНАЛ И ДЛЯ СОБСТВЕННИКОВ, И ДЛЯ НАДЗОРНЫХ ОРГАНОВ»

Но, как говорится, не уберегли. В 2016 году на поднадзорной Петрову территории произошло 17 аварий, в том числе 16 несчастных случаев, из которых — 9 со смертельным исходом, что больше, чем в 2015 году. «Произошел рост количество аварий на объектах химии и подъемных сооружениях», — сокрушался докладчик, показывая на слайдах кадры происшествий.

Он не упустил возможности пройтись по самым громким ЧП года. В их числе аварии, случившуюся в мае 2016 года на «Нижнекамскнефтехиме» (2 человека погибли), в августе 2016 года на Нижнекамской ТЭЦ (2 человека получили тяжелые ожоги), на ФКП «Казанский государственный казенный пороховой завод» (три аварии , в том числе одна с погибшей) и на Чебоксарской ГЭС (упал кран).

«Пороховой завод — это одно из самых проблемных предприятий сегодня, аварии и инциденты здесь происходят каждый год», — заявил Петров (к этой теме гости еще раз вернулись позже).

Также глава Ростехнадзора напомнил, что 2 ноября 2016 года произошло ЧП в цехе комплекса по глубокой переработке тяжелых остатков ТАИФ-НК. «Во время испытания оборудования произошла авария, повлекшая групповой несчастный случай, в результате произошедшего пострадали три человека», — напомнил Петров.

«В нефтедобыче 4 аварии с несчастными случаями на объектах „Татнефти“, обслуживаемых сервисными компаниями», — поставил на вид нефтяникам глава Ростехнадзора.

Петров попытался выяснить, из-за чего же чаще всего происходят аварии на опасных производствах? И выяснилось, что в перечне причин — отсутствие лицензий. Из 2670 предприятий, обязанных иметь лицензии (видимо, речь идет о лицензии на эксплуатацию взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности), 82 предприятия работают без данной «бумажки».

«Пять раз подавали на переоформление (лицензии) „ТАИФ-НК“, дважды получали отказ Зеленодольский фанерный завод, Химпром, Казанский пороховой завод, Казаньзернопродукт. Пока никто их них не получил лицензии, — посылал „приветы“ глава Приволжского Ростехнадзора. — А непрохождение лицензионной проверки — это серьезный сигнал и для собственников, и для надзорных органов, что вероятность аварийной ситуаций на таких объектах существенно выше!». Вопрос о том, зачем вообще нужно лицензирование, если предприятиям спокойно позволяют работать без прохождения процедуры, остался висеть в воздухе.

Второй причиной аварийности Петров назвал износ оборудования. «К сожалению, даже благополучные предприятия вопросы замены оборудования решают в недостаточном темпе», — заявил он. В качестве примера он привел «Транснефть-Прикамье», 30% трубопроводов (1800 км) которого эксплуатируется уже более 40 лет.

«Планы по диагностике замечательные и они выполняются, а вот замена планируется не более 80-90 км в год, то есть надо 20 лет на замену 40-летней трубы, за это время количество трубопроводов старше 40 лет уже удвоится. При таком подходе риски возникновения аварий возрастают!», — предупреждал Петров главу компании.

«Особое беспокойство вызывает эксплуатируемый уже более 50 лет этиленопровод, подающего сырье от Нижнекамскнефтехима на Казаньоргсинтез. Проведенные выборочные обследования одной из ниток этиленопровода выявили недопустимые дефекты, которые в любое время могут привести к аварийной ситуации. Однако ни управление этиленопроводов, ни ТАИФ как собственник не принимают никаких мер для проведения необходимых мероприятий. Думаю, если реальных действий не начнется, придется приостанавливать его эксплуатацию», — пригрозил Борис Петров вполне серьезно.

Впрочем, сказать, что ТАИФ ничего не предпринимает, все-таки нельзя. Речь идет о том самом этиленопроводе который, проходит через территорию Самачей и стал причиной исков о сносе домов местных жителей. Интересно, что первым заварило эту кашу как раз ООО «Управление этиленопроводов — Нижнекамскнефтехим» («дочка» «Нижнекамскнефтехима»). Летом 2015 года компания, подала в Советский районный суд иск в отношении семьи Шагалеевых о сносе постройки в охранной зоне этиленопровода. Наверняка слова Петрова породят требования о демонтаже и выносе опасной трубы.

В зоне критики оказалось и эффективность проведения производственного контроля на предприятиях, эффективность которого аж в 2-28 раз ниже, чем у инспекторов Петрова. «У Татнефти и Танеко — в 4-5 раз эффективность ниже, чем у наших инспекторов, у Камаза — в 9 раз, у Казаньоргсинтеза, — в 10, у Челны-водоканала — в 11, у Порохового — в 28!», — удивлялся Петров.

«ВЫ ИМЕЕТ ЯВНОЕ УДОРОЖАНИЕ ПРОЕКТОВ, НО НИКАКОЙ ИНИЦИАТИВЫ, КРОМЕ КАК ПОГОВОРИТЬ, ВЫ НЕ ВЫСКАЗЫВАЕТЕ!»

Замгендиректора ОАО «ТАИФ» Руслан Гизатуллин , выступавший следом, никак не отреагировал на высказанную Петровым критику, словно ее не было вовсе. Он честно зачитал свой доклад о роли предприятия в повышении энергетической надежности Казани и Нижнекамского промузла, — но не более того.

Начал он с того, что озвучил, какими миллиардными убытками для предприятия оборачивается каждая остановка производства.

«Если за 2015 выручка компании составила 524 млрд., и уплачено налогов более 63 млрд. рублей, то малейшая остановка нашего производства из-за нарушения энергоснабжения приводит в день к потере выручки на 1,5 млрд. рублей, соответственно, потеря отчислений в бюджет — более 174 млн. рублей в день. Потери компании после каждой остановки — более 4 млрд. рублей, что соответствует снижению отчислений в бюджет более 500 млн.», — привел расчёты Гизатуллин. И добавил, что «мы не можем себе это позволить».

Далее он в подробностях рассказал, как «ТАИФ» планомерно наращивает энергомощности в Казани и Нижнекамске, а также опутывает эти города «паутиной» проводов. Судя по его рассказу, сейчас в этих городах выстроена такая система надежности, что остановки производства из-за отключения электричества становятся практически невозможными. Общая сумма затрат по программе повышения энергонадёжности в Казани и Нижнекамске до 2025 года составит 54 млрд. рублей.

Начальник управления по реализации проектов строительства ПАО «Татнефть» Николай Заикин рассказал об « Татнефти» по строительству «ТАНЕКО». Он пожаловался, что вступившие в сентябре 2016 года изменения Градостроительного кодекса РФ тормозят ввод в эксплуатацию объектов строительства. «Речь идет о несоответствиях в проектной и рабочей документации», — пояснил Заикин. Он считает, что изменения неизбежно возникают в процессе детализации проектов, происходит уточнение или замена марки материалов и т.п. «Меняются технологии, производство работ, разрабатываются новые, более современные материалы, меняется законодательство», — объясняет причины изменений в проектах Заикин. Раньше решать такие небольшие (по крайней мере, с точки зрения представителя «Татнефти») вопросы заказчик имел право, что называется на месте. Разночтения согласовывались оперативно, экономя заказчику время и сотни миллионов рублей. Однако новеллы законодательства подобные вольности отменили — теперь при всех изменениях необходимо проводить повторную экспертизу проекта, срок которой составляет 60 дней.

Светлана Радионова: «Если вы так и будете сидеть, то дождетесь, что новый порядок утвердит минстрой, и будем по нему работать» Фото: prav.tatarstan.ru

Но тут вмешалась замруководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Светлана Радионова . Она порадовала, что новый порядок на данный момент до конца еще не отработан, так что пока действуют старые правила. В то же время она дала понять, что повернуть «реку вспять» еще возможно, было бы желание. «Эти изменения в Градостроительный кодекс значительно утяжелили ситуацию с внесением незначительных изменений в проекты, — согласилась Радионова — У вас есть возможность законодательной инициативы. Но на данный момент никто из строителей во всей стране не обратился в Ростехнадзор, не заявил, что эта процедура удорожает процесс, что вам это дорого и неэффективно. Никто не обратился с данной проблематикой. Вы имеет явные проблемы с законодательством, явные сложности и явное удорожание проектов, но никакой инициативы, кроме как поговорить, вы не высказываете. Если вы так и будете сидеть, то дождетесь, что новый порядок утвердит Минстрой, и будем по нему работать», — удивлялась Радионова такой пассивности строителей.

КАК НА ПОРОХОВОЙ БОЧКЕ: «У ВАС ДВЕ АВАРИИ, И В ОБЕИХ АВАРИЯХ — ОДИНАКОВЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРИЧИНЫ»

Далее слово взял гендиректор Казанского порохового завода Халил Гиниятов . Начал он с озвучивания экономических параметров работы. В 2016 году предприятие произвело продукции на 3,5 млрд. рублей, причем 60% — это оборонная продукция, 40% — гражданская. Чистая прибыль составила 500 млн. рублей, уплачено 600 млн. рублей налогов, уровень ИПП 105%, на заводе работает 1,8 тыс. человек.

«Наш завод заработал в полную силу, объем выпускаемой продукции сопоставим с заданием 2010 года», — порадовал Гиниятов. Одновременно к предприятию усилилось внимание контрольных органов, но и тут — не уберегли. Только за 2016 год на пороховом заводе трижды слышались мощные взрывы. В июне авария произошла в цехе № 5, когда из-за разряда электричества взорвались пары растворителя. «Причина — наличие на обслуживающем персонале одежды, содержащей синтетику», — напомнил Гиниятов, как печально закончилась история ношения его работниками синтетических бюстгалтеров и носков. Второй взрыв произошел уже в августе (возгорание пороха, причина — неосторожное обращение с огнем), третий — в декабре (возгорание пороха, приведшее к разрушению здания).

Гиниятов говорит, что на заводе тщательно проанализировали все аварии, начиная аж с 1947 года, и пришли к выводу, что виной всему — нарушения со стороны персонала. «Наше производство порохов не менялось с прошлого века, и включает в себя много ручных операций», — признал Гиниятов. По его словам, технологии завода морально устарели, и сейчас на уровне минпромторга России прорабатывается программа обновления оборудования, но из-за отсутствия финансов проект подвис в воздухе.

Однако все сказанное не возимело нужного воздействия на представителей федерального Ростехнадзора, для которых важнее всяких слов оказалась неутешительная статистика — три аварии за один год. «Хорошо поставленным голосом вы рассказали, сколько денег вы освоили и сколько еще необходимо, и как все вам должны помочь», — саркастически отреагировала Светлана Радионова. Он подвергла критике деятельность Халила Гиниятова по обеспечению безопасности на вверенном ему предприятиями. Радионова привела в пример две последние аварии — 20 июня 2016 года и 24 августа 2016 года. В обоих случаях в числе причин, приведших к авариям, значатся организационные недоработки, а именно — недостаточный контроль со стороны руководства цеха № 5 за проведением технологических операций.

«То есть у вас две аварии, и в обеих авариях одинаковые организационные причины и ничего в вашем докладе об этом нет, — обратилась Радионова к Гиниятову. — Это не стоит вам никаких денег, не стоит никаких вмешательств президента или минпромторга, — для того, чтобы на уровне своего производственного контроля наладить вашу работу».

«Да, прежде всего, человеческий фактов есть, основной причиной (аварий) является слабый контроль. В связи с этим был увеличен штат производственного контроля — в 2,5 раза увеличили, был введен особый режим работы. 24 часа в сутки главные специалисты контролируют дополнительно все опасные фазы, уменьшен межремонтный срок, введен цех только по ремонту оборудования», — начал перечислять все сделанное на заводе Гиниятов.

Но тут за главу завода вступился президент РТ Рустам Минниханов . «Завод очень старый и много надо сделать, чтоб исключить эти чрезвычайные ситуации, технологии производства очень примитивные, сложно обеспечить безопасность, но это не является оправданием. Заводу 228 лет, и многие цеха работают по технологиям, оставшимися от царской России», — начал он.

«Но завод решает задачи, связанные с обороноспособностью страны. Нужны новые производства, новые другого уровня пороха. Мы принимаем ваши замечания. Но если этого директора мы потеряем, то пороховой завод будет под вопросом, поэтому я за него заступаюсь», — заявил президент РТ. «Пока мы не построим современное предприятие, это будет проблемой для столицы, и для надзорного органа, мы ищем подходы, я бы просил сильно его (не ругать). Он, наверное, даже обрадуется, [если] вы такой вопрос (об увольнении) поставите, но ему сложно, ему надо помогать. Я знаю, какая там ситуация. Там большой коллектив, завод работает с полной загрузкой, выполняет большой оборонзаказ».

«У НАС СРЕДИ ЭКСПЕРТОВ БОЛЬШЕ НЕТ ВРАЧЕЙ-ГИНЕКОЛОГОВ, ИСТОРИКОВ И БЫВШИХ СПОРТСМЕНОВ»

Руководитель Ростехнадзора Алексей Алешин отметил рост числа аварий и погибших, по сравнению с 2015 годом в Приволжском управлении, хотя в России, в целом, замечено снижение. Он отметил, что в числе основных причин аварий на опасном производстве первое — это системные и повторяющиеся нарушения, которые возникают как следствие низкого уровня управления и формального производственного контроля. Второе — это сознательное пренебрежение техникой безопасности работниками предприятий. Он говорит, что по уровню техники предприятия в России — вполне себе на уровне европейских стран. Однако по количеству ЧС мы — явные «чемпионы». Из-за просчетов управления число аварий на наших предприятиях в 4-5 раз большее, чем на «загнивающем западе», из-за халатности персонала — в 20-30 раз. На низком уровне — система производственного контроля. «Когда на этих же предприятиях проводится плановая проверка, выявляются сотни нарушений, которые при производственном контроле не выявляются», — с сожалением отметил Алешин.

Алешин планирует выступить с предложение внести изменение в Уголовный кодекс РФ — о введении уголовной ответственности в случае, если на предприятии случаются повторные нарушения промышленной безопасности, несущие угрозу жизни и здоровья людей, даже если печальные последствия не наступили.

Он отметил, что улучшилась ситуация в сфере проведения экспертизы промышленнной безопасности.

«Нам удалось остановить торговлю удостоврениями экспертов, введят систему госаттестации. Мы выдали уже более 5 тыс. удостоверений, и все по итогам экзаменов. Мы добились того, что эксперты начали реально готовятся и читать нормативныеакты. У нас среди экспертов больше нет врачей-гинекологов, историков и бывших спортсменов. Но появилась новая причина — это подлог документов экспертов, осуществляемый экпертными организациями. До 40% заключений можно отнести к так называемым „левым“ заключениям», — заявил Алешин.

Рустам Минниханов в финальном слове не стал никого критиковать. Он заметил, что вопросы безопасности всегда будут оставаться актуальными и приоритетными. Он сказал, что в 2016 году успешно и без резонансных отключений был завершён отопительный сезон. Но не стал обходить стороной тему возросшего числа аварий и несчастных случаев на объектах нефтяной, нефтехимической и химической промышленности. Он отметил, что основные причины, повлекшие за собой несчастные случаи, повторяются год из года.

«Это недостаточный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности, неудовлетворительная организация производства работ, несоблюдение персоналом правил регламентов ведения работ. Необходимо тщательно проанализировать каждый инцидент с привлечением органов прокуратуры республики, усилить надзор за службами производственного контроля, чтобы исключить подобные происшествия в дальнейшем», — предложил Рустам Минниханов.

«Зачастую проверки Ростехнадзора результативнее чем ежедневный контроль», — признал Минниханов. Он поддерджал, что проблемой является невысокое качество промышленной экспертизы, на ниве которой промышляет немало непрофессиональных компаний, которые не имеют ни диагностического оборудования, ни соответствующих специалистов.

«Эту проблемы можно решить, когда будут предъявляться серьезные требования к этим организациям, — сказал президент РТ. — Предприятия должны получать от органов Ростехнадзора информацию, к каким экспертам обращаться и какие могут дать полноценную эффективную и верную экспертизу».

Наталья Голобурдова

Всего под надзором Приволжского Ростехнадзора находятся более 10 тыс. опасных производственных объекта, из них в Татарстане — 7,6 тыс. объектов, в Чувашии — 1,4 тыс. объектов, в Марий Эл — более 1 тыс. объектов. На территории трех республик функционирует 990 опасных производственных объекта I и Ii классов опасности, из них в Татарстане — 866.

Источник: https:
Казань сегодня
24.03
24.03
24.03
24.03
24.03
24.03
24.03
24.03
Интересное
© "Монависта" Агентство конфликтных ситуаций, 2011 - 2017 | e-mail: site@monavista.ru
Сетевое издание «Monavista» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 15 августа 2016 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 66827

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.
Пользовательское соглашение проекта "Регионы"
Яндекс цитирования
Доступно на Google Play