Новости Казани
20 марта 2017, 09:27

Дело Мусина и его метастазы: что ждет рынок жилья после арестов в «Суваре»?

Риелторы в шоке от «давления извне» на одного из крупнейших девелоперов Татарстана, у которого тысячи дольщиков

Задержание и домашний арест гендиректора «Сувар Девелопмент» Андрея Мочалова и его зама знаменует новую фазу в развитии кризиса, связанного с крахом группы ТФБ в Татарстане. Из банковского сектора проблемы перекидываются на реальный. Эксперты «БИЗНЕС Online» говорят, что кредит доверия к компании очень высок и, если ее «завалят искусственно», «рынок «первички» в Казани рухнет абсолютно».

Задержание гендиректора компании «Сувар девелопмент» Андрея Мочалова можно было спрогнозировать еще 3 марта, когда Советский райсуд отправил в СИЗО Роберта Мусина

В ЧЕМ ПОДОЗРЕВАЮТ МУСИНА И КО

Задержание гендиректора компании «Сувар девелопмент» Андрея Мочалова, а также его заместителя, финдиректора Дмитрия Семенова можно было спрогнозировать еще 3 марта, когда Советский райсуд отправил в СИЗО Роберта Мусина . Название компании прозвучало в схеме, которая легла в основу эпизода о хищении руководством банка 3,1 млрд. рублей в виде кредита ЦБ. По версии следствия, «Мусин и неустановленные лица» в сентябре 2016 года получили этот кредит от Банка России под залог «высоколиквидного актива» — займа, в июле выданного ТФБ «Нижнекамскнефтехиму» (НКНХ). Однако впоследствии заем НКНХ в размере 4 млрд. рублей был перекинут на другие, куда менее надежные компании — ООО «Новая нефтехимия» (1,8 млрд. рублей) и ООО «Сувар Девелопмент» (2,2 млрд. рублей). На каких условиях это было сделано и как это было оформлено, пока неизвестно.

Еще больше подробностей того, как было дело, в пятницу добавил бывший зампред банка Рамиль Насыров , который в день своего ареста прямо из клетки дал интервью журналистам. Из его слов следует, что к кредитному договору с НКНХ изначально прилагалось некое секретное допсоглашение, о котором в банке якобы не знал даже он, правая рука Мусина. Согласно документу, в случае если «Татфондбанк» начнет нарушать нормативы ЦБ, то есть окажется на грани отзыва лицензии, обязательства по кредиту переходят на вышеназванные компании. Для обычного кредита условие весьма, надо сказать, странное. Проблемы кредитора — это не повод «прощать» долг.

Однако суть схемы становится ясной, если вспомнить, что практически одновременно с выдачей кредита НКНХ «Татфондбанк» получил субординированный депозит от другой «жемчужины» ТАИФа «Казаньоргсинтеза» ровно на ту же сумму — 4 млрд. рублей. Такое движение воздушных масс по кругу позволило банку улучшить показатели — и капитал увеличился, и кредитный портфель. Более того, еще и живые деньги от ЦБ удалось привлечь. Ну а допсоглашение было для ТАИФа, согласившегося подставить плечо Мусину, страховкой от потери своих денег.

Интересно, что по словам Насырова, условия, обязывающие перекинуть долг, на тот момент, когда это было сделано, формально не наступили. Тем не менее, 12 декабря Мусин, согласно его свидетельству, лично дал такое распоряжение. А через три дня, 15 декабря, как мы помним, ЦБ ввел в банк временную администрацию. Названные даты, однако не вяжутся с теми, которые ранее озвучивало следствие — видимо, документы оформлены так, как будто перевод долга произошел еще в июле.

Теперь ЦБ, конечно, может попытать взыскать долг с ООО «Новая нефтехимия» и ООО «Сувар Девелопмент». Однако кредитор избрал другой, не самый приятный для Альберта Шигабутдинова путь. В феврале Банк России через Арбитражный суд потребовал отменить перевод долга, вернув обязательства на структуру ТАИФа. А параллельно обратился в правоохранительные органы...

Уголовное дело было возбуждено 16 февраля этого года Управлением ФСБ по Татарстану по ч.4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»), а 3 марта расследование перешло в руки Следственного комитета.

Еще больше подробностей того, как было дело, в пятницу добавил бывший зампред банка Рамиль Насыров

НОВЫЕ ЗАДЕРЖАНИЯ И АРЕСТЫ

Через 11 дней после ареста Мусина, 15 марта по делу ТФБ были задержаны еще три человека— первый зампред правления ПАО «Татфондбанк» Рамиль Насыров , экс-гендиректор ООО «Новая нефтехимия» Рамиль Сафин и гендиректор ООО «Роял Тайм Групп» Елена Леушина . Двое последних, вероятно, были отпущены под подписку о невыезде — ходатайства об избрании им меры пресечения до суда так и не дошли.

«Новая нефтехимия», которая через ряд структур принадлежит лично Мусину, выполняет роль своего рода «кубышки», в которую сложены пакеты акций и доли в компаниях главного бенефициара ТФБ. Сафин стал хранителем этой сокровищницы с мая 2016 года, то есть как раз незадолго до того, как появилась описанная выше схема. В феврале 2017 года его сменил на посту видный представитель группы «Сувар» Айрат Тумакаев , который, в частности занимает пост гендиректора АО «Сувар Эстейт».

Что касается Леушиной, то она возглавила ООО «Роял Тайм Групп» лишь в декабре 2016 года, сменив Рашита Таймасова . Но это не должно вводить в заблуждение — фактически она руководит группой с мая 2015 года. Тогда Таймасов ушел в новый проект — компанию «Юни Менеджмент», в которую перешли активы в игорной зоне «Янтарная» в Калининградской области. Какова роль матери четырех детей в деле ТФБ неизвестно — ранее «Роял Тайм Групп» в показаниях свидетелей не фигурировал. Однако она может быть участником другого эпизода о выводе недвижимого имущества на сумму 1,7 млрд. рублей. Его подробности следствие не озвучивает, но есть версия, что вопросы тут могут возникнуть и к Таймасову.

Насырова же следователи все-таки отправили в суд, причем со стандартным ходатайством об отправке топ-менеджера Мусина в СИЗО. Однако, в отличие от всех остальных фигурантов до него, суд постановил отправить его под домашний арест, чем немедленно породил пересуды о деятельном сотрудничестве Насырова со следствием.

ЗАЩИТА «СУВАРА»: НЕ ОСТАНАВЛИВАЙТЕ СТРОЙКИ!

Несмотря на всю описанную выше логику, задержание верхушки «Сувар девелопмента» Андрея Мочалова и Дмитрия Семенова в пятницу во второй половине дня, стало громом среди ясного неба. В субботу с удье Рафаэлю Кашапову понадобилось на ознакомление с делом около двух часов, после чего Мочалов был доставлен в зал судебных заседаний.

— Следствия оценивает объективные обстоятельств, занимаемую Мочаловым должность, а также общественный резонанс преступления и последствия деятельности ПАО «Татфондбанк», в том числе и последствия для физических и юридических лиц, клиентов Татфондбанка. Учитывая, что Мочалов подозревается в совершении тяжкого преступления, а также учитывая общественный резонанс, оставаясь на свободе, он может скрыться от органов предварительного следствия и суда, повлиять по установление истины по данному уголовному делу, — сформулировал основания для помещения подозреваемого под стражу следователь СК по РТ Булат Низамов . Отметим, следователь позволил себе лишь те доводы для ареста, что лежат на поверхности: причиненный ущерб, высокая должность задержанного (он может приказать подчиненным уничтожить возможные доказательства), и общественный резонанс.

— Я хотел бы выяснить у следователя, причастность к совершению какого преступления имеет место быть в отношении моего подзащитного? Здесь не было произнесено, — поинтересовался адвокат Мочалова Александр Аношкин .

— Сущность установлена и изложена в постановлении и возбуждении ходатайства, с которым вы можете ознакомиться, — ответил Низамов.

— Я хотел бы, чтобы вы озвучили.

— К сожалению, я не буду озвучивать.

— Это право следствия, — прокомментировал отказ Низамова федеральный судья Кашапов.

Следователь позволил себе лишь те доводы для ареста, что лежат на поверхности: причиненный ущерб, высокая должность задержанного и общественный резонанс

В своем ходатайстве СКР попросил суд отправить гендиректора стройфирмы в СИЗО до 16 апреля. Позицию СК поддержал вернувшийся к привычной «трибуне» прокурора по делу ТФБ Роберт Минигулов (на аресте Насырова его заменял помощник прокурора Советского района Казани Айдар Шараев ). Миннигулов курирует в республиканской прокуратуре работу Следкома, а в частности — 4-го отдела по особо важным делам. Именно подчиненные руководителя этого отдела Станислава Столярова изучают все обстоятельства уголовного дела, обещающего стать грандиозным по своим масштабам.

В представленных суду материалах дела не оказалось сюрпризов: множество ордеров, протоколов (например, о возбуждении дела) и показания подозреваемых — Леушиной, Сафина, Насырова и самого Мочалова, который, к слову, был допрошен дважды — впервые за день до задержания 16 марта. К сожалению широкой публики, ни один из протоколов зачитан не был.

— Мой подзащитный осуществлял именно предпринимательскую деятельность, никто тут скрывать не будет. Поскольку следствие не раскрывает обстоятельство дела, я тоже туда не буду вторгаться. Но, как следует из протоколов допроса, мой подзащитный был допрошен не только в качестве подозреваемого, но и в качестве свидетеля, добровольно явившись в следственный комитет. Мой подзащитный никуда не скрывался, он ответил на все вопросы, интересующие следствие. Более того, как ему известно, все документы, интересующие следствие, были изъяты. Говорить, что он может уничтожить документы, не подкреплено фактическими обстоятельствами, — парировал Аношкин.

Адвокат отметил, что на момент вызова подзащитного в прокуратуру, тот находился в командировке. Но, ради дачи показаний, незамедлительно вернулся, как и ранее Насыров из заграничного отпуска.

— Если говорить об общественном резонансе... — проговорил и сделал краткую паузу адвокат. — Что вызовет больший общественный резонанс: какая-то непонятная причастность к делу «Татфондбанка» генерального директора «Сувар девелопмент» или, в случае, если ему изберут меры в виде изоляции от внешнего мира, невозможность продолжения дальнейших строек? Точно такой же общественный резонанс, только в другой сфере — людей, которые вложили денежные средства в строительство квартир. А это один из крупнейших застройщиков Татарстана. И другие регионы охвачены его деятельностью, — резонно добавил защитник Мочалова.

В итоге Аношкин попросил суд поместить своего подзащитного под домашний арест, а еще лучше — под подписку о невыезде. В качестве «бонуса» Мочалов готов был предоставить символический залог в размере 1 млн. рублей.

После недолгого перерыва (интересно, что в это время и подозреваемый, и его представитель синхронно отказались от комментариев) судья Кашапов принял «соломоново решение» — исключив самую мягкую и самую строгую меру пресечения. Мочалов отправлен под домашний арест до 16 апреля.

Денис Семенов подозревается в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности, значит, мера пресечения в виде заключения под стражу применена быть не должна

«СЕМЕНОВ ПОЛУЧИЛ ДОКУМЕНТЫ О ПЕРЕКУПКЕ ДОЛГА И ПОСТАВИЛ ВИЗУ»

Уже через десять минут за решеткой в зале заседания появился заместитель Мочалова, финансовый директор «Сувар девелопмент» Денис Семенов . Перед тем, как в зал вошел судья, он оживленно о чем-то беседовал со своим адвокатом Робертом Рахимзяновым.

После того, как следователь прочитал дежурное ходатайство о заключении менеджера под стражу подозреваемый сам взял слово.

— У меня двое дочек, я один в семье кормилец, — заметил он и перешел к сути претензий следствия. — По вот этому делу [кредитному договору между «Сувар девелопмент» и ТФБ], мне принесли документы проверить, есть ли риски для «Сувар девеломпент». Там не было рисков, в связи с этим я завизировал эти документы. О том, что какие-то там мошеннические схемы — я не знал. Я отработал в рамках своих полномочий, как и должен был сделать.

— Мой подзащитный ранее к уголовной ответственности не привлекался, — добавил защитник Семенова. — Вы уже убедились, что он имеет постоянное место жительства. Его супруга находится в отпуске по уходу за семьей. Достоверных данных, что он может скрыться, в материалах не имеется. Все обыски по финансовым документам проведены, в том числе по месту жительства моего подзащитного, уже изъяты.

Рахимзянов напомнил, что Семенов подозревается в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности, значит, мера пресечения в виде заключения под стражу применена быть не должна.

— В чем подозрения следствия? В том, что Семенов, находясь в должности финансового директора, получил документы о перекупке долга и поставил визу о том, что никаких финансовых потерь не имеется. Здесь не усматривается вообще состава преступного действия, — заметил адвокат, подчеркнув, что обвинение его подзащитному не предъявлено, также как и Мочалову с Насыровым.

Кроме того, Рахимзянов напомнил, что компания «Сувар девелопмент» в этом году должна сдать 200-300 тысяч кв. м жилья, намекая на то, что участники строительного рынка, которые вкладывали свое деньги в будущее жилье, будут «в легкой панике» от ареста финдиректора. Попросив не заключать Семенова под стражу, адвокат заверил, что «Сувар» готов предоставить за него залог.

В коротком перерыве Семенов согласился ответить на несколько вопросов журналистов. Сначала он акцентировал внимание на очевидном —подследственный занимался только финансовой деятельностью компании. А когда перешел к ответу на вопрос о конкретном кредитном договоре с ТФБ, увидел перед собой красноречивый жест — скрещенные руки адвоката — после чего общение с прессой прекратилось. Судья Кашапов же через пару минут вынес ожидаемое решение — отправить Семенова под домашний арест до 16 апреля.

КАК «СУВАР» РАЗДЕЛИЛСЯ НАДВОЕ

Сам «Сувар Девелопмент» еще в субботу распространил заявление: «Мы убеждены в непричастности нашего генерального директора и нашей компании в целом к обстоятельствам, расследуемым в ходе уголовного дела. Надеемся на беспристрастный и честный процесс расследования столь непростого и резонансного дела», — сказано в сообщении.

То, что проблемы империи Мусина, могут затронуть «Сувар», было понятно с самого начала. Еще в декабре компания начала готовить эшелонированную оборону. В частности, в конце декабря прошлого года была создана, можно сказать, фирма-двойник ООО «Сувар Девелопмент» — юрлицо с таким же названием. Учредителем и первоначально директором этой компании выступает Равиль Зиятдинов , которого 30 января сменил на этом посту Мочалов.

При этом старый «Сувар Девелопмент» никуда не делся, его возглавил некто Артур Гиматов . Именно ему, по всей видимости, предстоит принять на себя удар исков от управляющих «Татфондбанка». 50,7% компании, по данным «Конту-Фокуса» принадлежат ООО «Автомакияж» Ильдара Саубановича Гильмутдинова (не путать Ильдаром Ирековичем Гильмутдиновым , депутатом Госдумы РФ), который в 2013 году возглавлял «ТФБ Холдинг», а в 2009-2014 годах занимал пост предправления «Интехбанка». Остальные 49,3% принадлежат ООО «Отель-К» (прежнее название «Сувар-Отель»), которое принадлежит Айнуру Фатыйхову . Обе доли заложены по кредитам в «Татфондбанке» сроком до 10 апреля 2018 года. Заметим, что оба учредителя выглядят номинальными собственниками. Неофициальным бенефициаром ГК «Сувар» считается Евгений Корольков — по крайней мере на крупных официальных мероприятиях в роли главного действующего лица группы выступает именно он.

Разделение бизнеса на две половины прокомментировали в самом «Суваре». «Новый подход к ведению бизнеса разработан с учетом текущей ситуации в Республике Татарстан, связанной с кризисом в банковском секторе, а также планов компании по межрегиональной экспансии и входу в новые регионы, включая Уральский, Северо-Западный и Центральный округа», — сообщили в компании.

Первая, то есть старая компания будет заниматься инвестиционными проектами, взаимодействиями с банками, запуском новых ипотечных программ, сообщила пресс-служба «Сувар Девелопмент». В частности, речь идет о запуске новых ипотечных программ для клиентов компании совместно со Сбербанком.

Новая компания во главе с Мочаловым сконцентрируется на всем, что связано непосредственно со строительством, будет выполнять исключительно функции генерального подрядчика и застройщика.

Арест руководства такой компании, как «Сувар» — это событие из ряда вон для рынка недвижимости, которое теоретически может привести к серьезным последствиям

«КРЕДИТ ДОВЕРИЯ К ДАННОЙ КОМПАНИИ БОЛЬШОЙ»

Арест руководства такой компании, как «Сувар» — это событие из ряда вон для рынка недвижимости, которое теоретически может привести к серьезным последствиям, о чем, собственно и говорил адвокат на суде.

«Сувар Девелопмент» сегодня один из лидеров рынка, с которым может посоревноваться только «Унистрой», рассказал газете «БИЗНЕС Online» президент гильдии риэлторов Татарстана Андрей Савельев . «Прежде чем начать работать, гильдия всегда изучает застройщика, например, со „Свеем“ и „ФОНом“ мы не работали, — подчеркнул собеседник издания. — „Сувар“ мы тоже изучали, и мы видели, что экономически они твердо стоят на ногах. Продажи у них идут хорошо», — говорит Савельев. Гильдия тесно сотрудничает с «Суваром», продавая, по оценкам президента организации, около 30-40% объемов компании.

Объем работ действительно большой. Только в прошлом году «Сувар Девелопмент» сдал 9 домов в ЖК «Южный парк», «Залесный Сити», «Созвездие», «Барселона» и «Столичный» (I очередь) в Казани, а также в ЖК «Крылатый» в Набережных Челнах. Всего было введено в эксплуатацию более 206 тыс. кв. метров. Одновременно со сдачей компания вывела на рынок несколько крупных проектов: «Станция «Спортивная», «Времена года», «Сказочный лес», ВДНХ, строительство которых продолжается. Сдача большого количества домов намечена на 2018 год.

В этом году компания планирует сдать ЖК «Веснушки» и начать строительство еще 14 домов в различных ЖК: пять домов в «Сказочном лесе» и по три дома во «Временах года», «Залесном Сити» и «Станции «Спортивная». Итого новое строительство «потянет» на 242,1 тыс. кв. м, или 2,9 тыс. квартир. В общей сложности сегодня на счету компании более 1,6 млн. кв. метров недвижимости.

В разговоре с «БИЗНЕС Online» руководитель одной из строительных компаний заметил, что «арест не учредителя, а, по сути, исполнителя не парализует работу компании». Но добавляет, что «в связи с осведомленностью наших граждан», это может очень сильно сказаться на продажах. «Если продажи остановятся, то под угрозу ставится ввод объекта в срок. Тогда уже нужно понимать, какая подушка безопасности есть у компании? Насколько они смогут достроить дома без привлечения дополнительных средств от дольщиков?», — говорит он.

По мнению Андрея Савельева, сильная сторона компании в том, что она строит не на кредитные деньги, а на свои, привлеченные. «С точки зрения экономики я не думаю, что компания развалится, экономически они справятся. У них достаточно большие объемы, есть что дальше строить и продавать. В ЖК «Станция „Спортивная“ по плану 60 домов, а продается только 2-3. Огромный потенциал», — поясняет он.

Ранее гендиректор Андрей Мочалов действительно сообщал, что его компания ныне использует минимальный объем кредитных средств, предпочитая строить на деньги дольщиков. В 2014 году «Сувар Девелопмент» перешел на следующую финансовую схему: сокращение сотрудничества с банками и увеличение доли средств покупателей практически со старта проекта. «Поскольку мы не обременены обязательствами перед банками по выплате кредита, у нас нет имущества в залоге, это позволяет нам более гибко реагировать на изменения рынка и на предпочтения покупателей. Мы видим, что требует рынок, и это позволяет нам строить востребованные жилые комплексы. Сегодня банковские средства — 6 — 7 процентов от общей стоимости проекта, и, как правило, это касается лишь проектов массовой застройки», — говорил гендиректор «Сувар Девелопмент». Без банковских кредитов проекты иногда могут реализовываться чуть дольше, но это позволяет держать стоимость квадратного метра ниже. Сегодня компания строит ряд объектов с привлечением денежных средств в банках (как правило, берут для старта — проектные работы, начало стройки и пр.), но большая часть объектов в Казани строится только с продаж.

Один из руководителей строительной компании оценил такую схему «БИЗНЕС Online», как вполне рабочую — проект реализуется по очередям, а каждую в отдельности по силам освоить даже в случае каких-то непредвиденных ситуаций. Если на рынке меняются предпочтения, то в проект следующей очереди либо вносятся корректировки, либо переносится старт продаж, без вложения средств. Такая гибкость избавляет компанию от чрезмерной нагрузки, которая может подкосить, как это было в случае с «ФОНом», когда одновременно шли стройки в нескольких крупных ЖК и в итоге «зависло» 349,5 тыс. кв. метров недостроя.

В самом же «Суваре», как и у его партнеров, пока все спокойно. Руководитель компании, работающей с «Сувар Девелопмент», рассказал, что никаких сообщений о прекращении работы в пятницу не было. «Как сотрудничали, так и сотрудничаем. Может, скажут в понедельник?», — говорит он.

«У Сувар девелопмент отличная репутация — свои обязательства перед дольщиками они выполняли вовремя. Поэтому, ни о каком ребрендинге и речи быть не может, — заметила в разговоре с „БИЗНЕС Online“ руководитель АН „Счастливый дом“ Анастасия Гизатова , рассуждая о последствиях для компании. — Кредит доверия к данной компании большой. Разговоры о том, что следственные действия в отношении Сувар — происки конкурентов — не имеют под собой оснований. Участники рынка далеки от таких интриг».

«Определенный рейтинг „Сувар“, конечно, потеряет, — продолжает Андрей Савельев. — Думаю, что сократится количество инвесторов. Сегодня на рынке процентов 40-50 — это инвестиционные продажи. Причем, у „Сувара“ был довольно таки большой процент инвесторов, были и довольно крупные, приходили и покупали сразу 10-15 квартир. Поэтому количество инвесторов сократится». Добавим, что, по закону, дольщик может потребовать и досрочного выхода из долевого участия с возвратом денег — правда, тут многое зависит от условий самого договора.

Сам по себе компания жизнеспособная, а свалить ее смогут только извне, добавляет Савельев. «Если давление извне будет [на компанию], мы можем получить третьего гиганта, который рухнет. Это будет огромная катастрофа. Репутация первичного рынка „Фоном“ и „Свеем“ и так сильно попорчена, а если сейчас еще искусственно завалят „Сувар“, то рынок первички в Казани рухнет абсолютно. Доверия к нему не будет. А это уже политический момент», — заключил Савельев. Обвал первичного рынка приведет к схлопыванию и других застройщиков, которые потянут вслед за собой производителей стройматериалов, субподрядчиков и пр., считает один из игроков рынка. Кроме того, логично предположить, что подорожают квартиры на вторичном рынке.

Если события действительно будут развиваться по такому негативному сценарию, социальные последствия окажутся, быть может, еще серьезнее, чем в случае с «Татфондбанком». Поэтому, по всей вероятности, власти сделают все, чтобы этого не допустить.

«Сувар Девелопмент» можно охарактеризовать как добросовестного застройщика, который сдает объекты в положенные сроки и выполняет работы качественно", — заявил в субботу ТАСС глава минстроя РТ Ирек Файзуллин . Это пока что единственная официальная реакция на преследование руководства одной из крупнейших строительных компаний республики.

Артем Кузнецов , Владимир Казанцев , Алексей Лучников Фото: Ирина Ерохина Видео: Ирина Ерохина Каков, на ваш взгляд, будет масштаб последствий краха империи Роберта Мусина? Глобальный, экономику Татарстана ждут потрясения Вызов серьезный, но власти республики с ним справятся Прямые потери не такие большие, главный ущерб социальный и имиджевый Думаю, уже скоро все утихнет – проблема локальная Свой вариант (в комментариях) Читайте об этом подробнее
comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg